June 8th, 2016

Работы и находки на Тверской в изложении главного археолога Москвы Леонида Кондрашова

Москва взбудоражена строительными работами и судьбой археологических находок в историческом центре города на Тверской. Мнения о происходящем разделились. Уже накоплен большой фактический материал если не для диагноза происходящего, то для предварительных оценок и вопросов к тем организациям и лицам, на которых законом возложена забота об охране культурного и исторического наследия столицы. Интервью главного археолога Москвы Леонида Кондрашова, которым мы хотим начать обсуждение этой темы, представляет одну из точек зрения и на примере Тверской показывает, как на практике соблюдается законодательство об охране культурного наследия.

Collapse )
См. также: Археологический пир во время чумы

Мнение Архнадзора о работах на Тверской: Археологический пир во время чумы

После интервью главного археолога Москвы Леонида Кондрашова помещаем статью лидера Архнадзора, члена Совета по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации Константина Михайлова с изложением его видения ситуации вокруг работ и находок на Тверской. А в заключении любопытный фоторепортаж на близкую тему из Санкт-Петербурга с набережной реки Мойки.





Константин Михайлов

Под вечер 4 июня мне позвонил журналист одной популярной газеты и спросил, что я думаю о том, что на Тверской улице, напротив дома 16, при прокладке коммуникаций нашли грот из белых кирпичей. Это могло значить только одно: на Тверской вскрыт старинный белокаменный подвал. Надо было ехать, и я поехал, и правильно сделал, потому что к ночи все уже засыпали.

Тверская улица выглядела 4 июня так, словно она захвачена десантным отрядом инопланетной цивилизации, который сразу же начал огораживаться железными изгородями и окапываться траншеями. Движения по ней не было, и на всем огромном пространстве от Пушкинской до Манежной площади сновала техника – экскаваторы, бульдозеры, самосвалы, стучали отбойники, перемещались люди в униформе и без. От дома № 16 поперек Тверской тянулась траншея, в которой видны были остатки белокаменного помещения, с остатками свода и очень красивыми арками. Арки были прикрыты красными пластмассовыми дорожными ограждениями, вероятно, случайно свалившимися в яму.

Вокруг этого неожиданного подарка недр толпились люди, а прямо рядом с ним механический отбойник продолжал долбить асфальт. Некоторые люди, заметив в моих руках фотоаппарат, стали мне кричать – громко, но вежливо – чтобы я покинул стройплощадку, потому что здесь опасно находиться и вообще не надо мешать благоустройству. Я сделал несколько снимков и стал искать археологов, которые должны же были здесь находиться. Очень может быть, что это подземелье – действительно остаток храма св. Димитрия Солунского на Тверской или его знаменитой шатровой колокольни. Правда, по расположению на мостовой – ближе к правой стороне современной Тверской - это не очень получалось: разве что у церкви было подземелье, заходившее под улицу. Хотелось справиться у специалиста.

Археолог нашел меня сам – это был Владимир Беркович, заместитель гендиректора фирмы «Археологические изыскания в строительстве». Он дежурил у находки и, судя по всему, старался руководить рабочими, чтобы они ее не развалили окончательно. Подтвердить, что это именно остатки храма, он не спешил: надо сначала все зафиксировать, «посадить» на археологическую карту.

Collapse )

Досье.

В Москве опять нашли Белый город.

Список находок вместо программы работ.

Археология с подогревом.

Фото: К. Михайлов. В. Гусейнов («Комсомольская правда»), А. Новичков, П. Михайлова.