moykariver (moykariver) wrote,
moykariver
moykariver

Categories:

Мнение Архнадзора о работах на Тверской: Археологический пир во время чумы

После интервью главного археолога Москвы Леонида Кондрашова помещаем статью лидера Архнадзора, члена Совета по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации Константина Михайлова с изложением его видения ситуации вокруг работ и находок на Тверской. А в заключении любопытный фоторепортаж на близкую тему из Санкт-Петербурга с набережной реки Мойки.





Константин Михайлов

Под вечер 4 июня мне позвонил журналист одной популярной газеты и спросил, что я думаю о том, что на Тверской улице, напротив дома 16, при прокладке коммуникаций нашли грот из белых кирпичей. Это могло значить только одно: на Тверской вскрыт старинный белокаменный подвал. Надо было ехать, и я поехал, и правильно сделал, потому что к ночи все уже засыпали.

Тверская улица выглядела 4 июня так, словно она захвачена десантным отрядом инопланетной цивилизации, который сразу же начал огораживаться железными изгородями и окапываться траншеями. Движения по ней не было, и на всем огромном пространстве от Пушкинской до Манежной площади сновала техника – экскаваторы, бульдозеры, самосвалы, стучали отбойники, перемещались люди в униформе и без. От дома № 16 поперек Тверской тянулась траншея, в которой видны были остатки белокаменного помещения, с остатками свода и очень красивыми арками. Арки были прикрыты красными пластмассовыми дорожными ограждениями, вероятно, случайно свалившимися в яму.

Вокруг этого неожиданного подарка недр толпились люди, а прямо рядом с ним механический отбойник продолжал долбить асфальт. Некоторые люди, заметив в моих руках фотоаппарат, стали мне кричать – громко, но вежливо – чтобы я покинул стройплощадку, потому что здесь опасно находиться и вообще не надо мешать благоустройству. Я сделал несколько снимков и стал искать археологов, которые должны же были здесь находиться. Очень может быть, что это подземелье – действительно остаток храма св. Димитрия Солунского на Тверской или его знаменитой шатровой колокольни. Правда, по расположению на мостовой – ближе к правой стороне современной Тверской - это не очень получалось: разве что у церкви было подземелье, заходившее под улицу. Хотелось справиться у специалиста.

Археолог нашел меня сам – это был Владимир Беркович, заместитель гендиректора фирмы «Археологические изыскания в строительстве». Он дежурил у находки и, судя по всему, старался руководить рабочими, чтобы они ее не развалили окончательно. Подтвердить, что это именно остатки храма, он не спешил: надо сначала все зафиксировать, «посадить» на археологическую карту.

Забегая вперед, скажу, что по большому счету сохранить объект удалось, но весьма фрагментарно: с него сняли слои асфальта и пропустили трубы коммуникаций через арку. Зато исчезла бывшая за нею стена из белокаменных блоков. Когда сломали свод над всем этим – неясно, на первых фото середины дня его уже нет. Теперь пойди дознайся, тем более что все уже засыпано.




Фотография, сделанная журналистом "Комсомольской правды" в середине дня 4 июня. За аркой видна стена из белокаменных блоков, слева - еще одна арка, справа - остатки свода.




Фотография того же места, сделанная вечером 4 июня. Археологический объект сохранен более чем фрагментарно.


Затем я пошел прогуляться вниз по Тверской. У современного дома № 15, прямо напротив арки, в очередной траншее обнаружились остатки кирпичных сводов с торчавшей из них железной связью. Их тоже долбила техника, и рядом не было никаких археологов.




На другой стороне, у выхода Глинищевского переулка, обнаружился небольшой котлован, в котором виднелись очередные остатки деревянных мостовых XVII-XVIII вв. Судя по ухоженности объекта, здесь археологи уже поработали.




Но самое горькое открытие поджидало меня на Пушкинской площади, ровно посредине проезжей части Тверской. Там, в огромной яме, был виден колоссальный массив кирпичной кладки с белокаменными блоками, и ее тоже лениво долбила строительная техника. Если сравнивать местность с картой, это не могло быть ничем иным, как остатками башни Тверских ворот Белого города.





Это карта расположения археологических древностей в районе Пушкинской площади. Цифрой 4 обозначена башня Тверских ворот Белого города с характерным коленчатым проездом. Слева и справа к ней примыкает крепостная стена, фрагмент которой (слева) был вскрыт на прошлой неделе и уже закопан. Цифра 2 - Страстной монастырь, южная стена которого также вскрыта при прокладке траншей. Ее будущее пока неясно. Цифрой 5 обозначен храм св. Димитрия Солунского, который выходил на бульвар, а к Тверской улице была обращена древняя шатровая колокольня (в южной части владения). За ней тонкой линией показана современная красная линия улицы, расширенной вдвое.

На прощанье я поделился с Владимиром Берковичем всеми этими наблюдениями, и он обещал за всем присмотреть. Но честно говоря, у меня не осталось впечатления, что на этой гигантской стройплощадке, в которую превращена главная улица Москвы, он является диктатором, которому беспрекословно повинуются все экскаваторы и бульдозеры. А ведь так и только так и должно быть. В историческом городе, на главной улице, в многовековом культурном слое. Под окнами, кстати сказать, мэра Москвы.

Теперь нужно переходить к выводам. Третью неделю в Москве происходит археологический пир во время чумы. Пир – понятно почему: такой масштаб земляных работ, такое изобилие находок абсолютно беспрецедентны. Как в сказке, каждый день из-под земли показываются новые фрагменты легендарных сооружений, о каких нынешнее поколение москвичей могло только читать в книжках: стены и башни Белого города (как минимум в трех местах), Страстной монастырь, храм Димитрия Солунского (если это все-таки он), дом Прозоровского на Тверской, деревянные мостовые. А чума – извините: все это вскрывается не бережными руками археологов, а экскаваторами. Все это неизбежно повреждается при вскрытии, затем – либо уничтожается, либо сохраняется фрагментарно и стремительно закапывается обратно, не оставляя возможностей для научного изучения находок. График же не ждет, программа благоустройства имеет жесткие сроки. Пока что из этого правила сделано единственное исключение: обещание экспонировать фрагмент деревянных мостовых.

Между тем археологическая Москва вовсе не так непредсказуема, как кажется. Исследования проводились десятилетиями, говорят, что с 1990-х годов существуют подробные разработки по подземной Тверской. Но впечатление такое, что при разработке стратегического плана блицкрига «Благоустройство-2016» некий большой московский начальник сказал: да ну вас с вашей археологией! За лето ведь нужно управиться, к Дню города.

Поэтому нам не остается ничего иного, как обратиться к мэру Собянину.

Сергей Семенович!

Давайте просто соблюдать закон. Никакое благоустройство, даже 52 улиц разом, не стоит уничтожения московских древностей. Земляные работы идут на территории охраняемых государством объектов культурного наследия федерального значения: «Культурный слой Белого города», «Остатки укреплений Белого города», «Культурный слой земляного города» и т.п. Это значит, что все проекты всех траншей и котлованов должны были пройти согласование в Мосгорнаследии и государственную историко-культурную экспертизу. Акты экспертиз по 52 улицам не публиковались.

При обнаружении археологических объектов – по закону – все работы должны немедленно останавливаться, древности – фиксироваться и изучаться, после чего проекты благоустройства нужно корректировать ради сохранения памятников археологии. Даже если придется задержаться с прокладкой траншей или ограничить где-нибудь дорожное движение.

Сергей Семенович!

Мы переживем, если «Моя улица» не успеет завершиться к началу сентября. Благодаря масштабным работам в центре у Вас и у нас – у всей Москвы – появился шанс: увидеть и даже показать туристам воочию глубину столичной истории. Не упустите шанс, какой выдается раз в несколько десятилетий: пусть общественные пространства Москвы обогатятся сохраненными, законсервированными и доступными для туристов археологическими объектами, как это делается в старинных европейских столицах, да и в некоторых российских городах.

Пусть с Вашим именем будет связано спасение московских древностей летом 2016 года, а не их уничтожение.

P.S. К середине дня 5 июня:

- Цоколь и нижние части южной стены Страстного монастыря на Страстном бульваре - частично разрушены, в них встроены канализационные колодцы.

- Остатки башни Тверских ворот Белого города на Пушкинской площади - закопаны, степень повреждения неизвестна.

- Уцелевшие фрагменты подклета храма Димитрия Солунского (предположительно) - закопаны.

- Фрагменты сводчатых конструкций у дома № 15 на Тверской - закопаны.

- Фрагменты деревянной мостовой на углу Глинищевского переулка - оставались открыты, но заслонены новеньким канализационным колодцем.





И в заключении обещанный фоторепортаж из Санкт-Петербурга.




Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки 102. На этом месте до 1929 года располагалось северное крыло знаменитого Литовского (Тюремного) замка с двумя угловыми башнями, построенного в 1782-1787 годах по проекту И. Старова. В 1917 году во время революционных событий Литовский замок был подожжён, простоял до 1929 года, когда был разобран. На его месте вскоре возвели несколько домов для рабочих и служащих Союзверфи. И только северный участок на пересечении набережной реки Мойки и набережной Крюкова канала оставался незастроенным, пока в 1961 году здесь не возвели по типовому проекту 3-этажное здание детского сада в глубине участка с отступом от красной линии. В 2008 году территорию участка вместе со зданием детсада у города выкупило ООО "Охта Групп" под застройку, хотя закон Санкт-Петербурга распространяет на эту территорию режим охраннолй зоны исторически сложившихся центральных районов города, не допускающий здесь новое строительство. В 2012 году на участок пришли археологи отдела охранной археологии Института истории материальной культуры РАН для проведения обязательного в таких случаях обследования культурного слоя. Работы продолжались до 2014 года. Было сделано несколько раскопов, которые позволили обнаружить фундаменты башни и корпусов северного крыла Литовского замка. На снимке выше: так выглядел участок летом 2012 года. Раскопки производились за зданием детского сада.



К. Ф. Кнаппе. Мойка у Тюремного замка. 1798



Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки 102. Август 2012 года. Работа археологов ИИМК РАН на раскопе.




Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки 102. Август 2012. Лестница Литовского замка, обнаруженная археологами.




Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки 102. Август 2012 года. Работы в раскопе на территории северного крыла Литовского замка.




Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки 102. Август 2012 года. В раскопе.




Август 2012. Участник "Литовского отряда".




Август 2012. Участник "Литовского отряда".




Август 2012. "Литовский отряд".

В апреле 2014 года КГИОП издал распоряжение от 09.04.2014 № 10-148 «Об отнесении к выявленным объектам культурного наследия фундамента башни и корпусов северного крыла Литовского замка». Застройщик получил предписание о приостановке работ на территории участка до проведения государственной экспертизы.

Государственная экспертиза проводилась с 16 июня по 17 августа 2015 года. Экспертную комиссию из трёх человек возглавлял ... Владимир Беркович, заместитель гендиректора фирмы «Археологические изыскания в строительстве». Господин Беркович так спешил возглавить экспертную комиссию, что даже не успел получить... аттестацию Минкультуры. По случайному совпадению на начало экспертизы не имел аттестации и второй привлечённый эксперт - господин О. В. Кардаш, директор АНО "Институт археологии Севера", проживающий в Нефтеюганске и занимающийся, судя по опубликованным трудам, археологией народов Севера. Комиссия во главе с Берковичем, в глаза не видевшая выявленного объекта археологического наследия (ко времени работы комиссии все шурфы вместе с выявленными фундаментами башни и корпусов были уже засыпаны песком), ... в пух и прах разнесла 8-томный отчёт Института истории материальной культуры РАН и пришла к выводу о том, что включение объекта "Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка" в единый государственный реестр не обосновано (отрицательное заключение).





Беркович Владимир Адольфович, заместитель генерального директора компании "Археологические изыскания в строительстве" (Москва).

По случайному совпадению заключение комиссии Берковича после поступления в КГИОП не было выложено на сайте для общественного обсуждения, месяц провалялось в столе подальше от глаз градозащитников, а потом было отослано в Минкультуры господину Д. Мазо. 8 декабря 2015 года на основании заключения экспертной комиссии Берковича бывший зам. министра Г. Пирумов подписал приказ № 2997 об отказе во включении выявленного объекта культурного наследия «Фундамент башни и корпусов северного крыла Литовского замка» (Санкт-Петербург, набережная реки Мойки д. 102) в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Фактически это был незаконный сознательный расстрельный приговор выявленному объекту археологического наследия.



Григорий Пирумов

А ещё спустя неделю 14 декабря 2015 года началось варварское уничтожение застройщиком фундаментов Литовского замка ради рассчистки территории участка под незаконное возведение 8-этажного элитного дома на 24 квартиры с двухуровневым подземным паркингом.



Набережная Мойки, 102. Генподрядчик ООО «ПО «УСП» разрушает фундаменты угловой башни северного крыла Литовского замка. Декабрь 2015 года.



Санкт-Петербург, набережная р. Мойки, 102. Разрушение фундаментов башни и корпусов северного крыла Литовского замка. Декабрь 2015 года.



Санкт-Петербург, набережная р. Мойки, 102. Строители готовят к демонтажу фундамент угловой башни Литовского замка. Декабрь 2015 года.




Санкт-Петербург, набережная р. Мойки, 102. Строители уничтожают фундамент угловой башни Литовского замка. Декабрь 2015 года.




Санкт-Петербург, набережная р. Мойки, 102. Застройщик вывозит с территории участка фрагменты уничтоженного фундамента угловой башни Литовского замка. Декабрь 2015 года.




Август 2012. Участник "Литовского отряда".




Министр культуры В. Р. Мединский



Досье.

В Москве опять нашли Белый город.

Список находок вместо программы работ.

Археология с подогревом.

Фото: К. Михайлов. В. Гусейнов («Комсомольская правда»), А. Новичков, П. Михайлова.

Tags: Архнадзор, Борис Мазо, ИИМК РАН, КГИОП, Константин Михайлов, Литовский замок, Мазо, Минкультуры, Мойка, Мойка 102, Москва, Охта Групп, Охта групп, Пирумов, Санкт-Петербург, Тверская, Хранители наследия, археология, законодательство, наследие, обсуждения, охранная зона, реконструкция, фотоархив, фундаменты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments