moykariver (moykariver) wrote,
moykariver
moykariver

КГИОП препятствует принятию правительством Санкт-Петербурга решения по дому А. И. Мусина-Пушкина



Санкт-Петербург, набережная реки Мойки, дом 104. Фото Е. Логвинова, 2015.


Наши читатели знают, что мы давно следим за судьбой этого исторического здания, без которого невозможно представить один из красивейших уголков Санкт-Петербурга напротив Новой Голландии. Третий год научная и культурная общественность города, жители Северной Коломны и градозащитники добиваются возвращения дому охранного статуса, которым он обладал до 2001 года, а также установки на доме мемориальной доски выдающемуся русскому государственному деятелю, историку и коллекционеру графу Алексею Ивановичу Мусину-Пушкину (1744-1817) и хранившемуся здесь до его переезда в Москву "Слову о полку Игореве".

Напомним, что часть усадьбы XVIII века А. И. Мусина-Пушкина сохранилась до нашего времени в составе дома 104 по набережной р. Мойки. Это каменный одноэтажный флигель, выходивший лицевым фасадом на набережную (в ходе перестройки 1840-х годов он стал частью первого этажа ныне существующего дома 104), в котором по мнению историков располагался кабинет и хранилась коллекция книг и рукописей графа, а также каменная галерея, соединявшая флигель с главным деревянным домом усадьбы.




Граф А. И. Мусин-Пушкин (1744-1817)


Идея установки на доме мемориальной доски А. И. Мусину-Пушкину вынашивалась давно. В конце 2014 года в преддверии проводимого в России Года литературы с инициативой открытия доски выступил Институт Русской литературы (Пушкинский дом) РАН. Идея получила широкую поддержку. 4 марта 2015 года вице-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Кириллов на пресс-конференции сообщил, что правительством города принято наконец решение об установке на доме №104 по набережной р. Мойки мемориальной доски А. И. Мусину-Пушкину и хранившемуся здесь легендарному "Слову о полку Игореве". Вот что заявил тогда вице-губернатор в изложении СМИ: «В этом году на доме Мусина-Пушкина в Петербурге, где хранилась рукопись «Слова о полку Игореве», будет установлена мемориальная доска. Этот вопрос долго рассматривался городской администрацией, с 2000 года, и вот, наконец, такое решение было принято. Такую доску необходимо установить, особенно символично это будет в год литературы».

Подготовку проекта постановления правительства об установке доски поручили профильному Комитету по культуре, в правительстве вопрос курировал вице-губернатор Кириллов В.В. В мае 2015 проект постановления и текст доски были подготовлены и направлены на согласование профильным комитетам. И тут возникла долгая и поначалу необъяснимая пауза. Она затянулась настолько, что решение правительства об установке доски так и не было подписано до конца 2015 года. Зато в августе 2015 года произошло другое событие, также связанное с домом Мусина-Пушкина, которое навело горожан на невесёлые размышления: КГИОП отклонил заявку на восстановление дома в списке выявленных объектов, обладающих признаками объектов культурного и исторического наследия, поддержанную такими ведущими профильными организациями культуры Санкт-Петербурга с мировым именем, как Российская Национальная библиотека, Пушкинским домом, Союз архитекторов, Союз художников, Ассоциация историков искусства и художественных критиков. В качестве причины КГИОП сослался на отсутствие у дома необходимой ... историко-культурной ценности. С тем и завершился 2015-й Год литературы.

Общественность забила тревогу, её поддержали СМИ. Посыпались письма в КГИОП, в Минкультуры, в администрацию Президента РФ с требованием пересмотреть абсурдное по своей сути решение КГИОП и решить наконец вопрос с установкой мемориальной доски. Дошло до того, что с запросом по дому Мусина-Пушкина к губернатору Санкт-Петербурга Полтавченко обратился председатель Российского исторического общества, Председатель Государственной думы Федерального Собрания Нарышкин С.Е.  В ответе Нарышкину от 15.06.2016 Полтавченко сообщал, что "память о выдающемся русском государственном деятеле, историке и коллекционере Алексее Ивановиче Мусине-Пушкине в Санкт-Петербурге планируется увековечить путём установки мемориальной доски на фасаде здания, расположенного по адресу: наб.р. Мойки, д.104, литера А. С соответствующим предложением в Комитет по культуре Санкт-Петербурга обратилось федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской Академии наук. Указанное предложение рассмотрено и одобрено Советом по мемориальным доскам при правительстве Санкт-Петербурга".

Казалось, вопрос с мемориальной доской можно было считать решённым. Пусть и с помошью ручного управления, с привлечением абсолютно несоразмерных вопросу сил и фигур. Действительно 21.04.2016 Совет по мемориальным доскам при правительстве Санкт-Петербурга согласовал установку мемориальной доски А.И. Мусину-Пушкину на фасаде здания по набережной р. Мойки, дом 104 и утвердил следующую редакцию текста мемориальной доски:

"Здесь с 1782 по 1798 год жил государственный деятель и собиратель древностей Алексей Иванович Мусин-Пушкин, первый исследователь и издатель "Слова о полку Игореве"

Согласно регламенту, полностью подготовленный проект постановления правительства Санкт-Петербурга вновь был разослан профильным комитетам на согласование, которое после всех проволочек уже должно было стать чисто техническим моментом. И тут КГИОП отказывается завизировать проект постановления правительства и возвращает его в Комитет по культуре 06.07.2016 без согласования.

Ситуация скандальная сама по себе, когда руководитель КГИОП открыто саботирует решение правительства. Но ещё более дикой и недопустимой она представляется ввиду оснований, которые находит для отказа председатель КГИОП С.В. Макаров. Во-первых, Макаров считает недоказанным факт "проживания" Мусина-Пушкина в сохранившемся от усадьбы XVIII века каменном флигеле, выходившем лицевым фасадом на набережную Мойки и при позднейшей перестройке в 1840-х годах ставшего частью первого этажа ныне существующего дома 104. Тот факт, что и флигель, и утраченное в 1913 году главное деревянное здание усадьбы и соединявшая их каменная галерея представляли собою в XVIII-XIX веках единый усадебный комплекс, из которого до наших дней сохранились флигель и галерея, Макаров не отрицает. Но ему для согласования мемориальной доски принципиально нужны документальные подтверждения "проживания" Мусина-Пушкина в сохранившихся частях усадьбы. Что при этом Макаров хотел бы понимать под "проживанием" он не уточняет. Может быть, как юристу ему хотелось бы увидеть справку о регистрации? А также справку об отсутствии задолженности по оплате коммунальных услуг и взносам на капремонт?



Председатель КГИОП Сергей Макаров

Во-вторых, указания авторитетных петербургских историков профессоров Анисимова Е.Е., Мазур Т.П., Соболева В.С., лауреата анциферовской премии Красновой Е.И. в опубликованных ими книгах на нахождение именно во флигеле кабинета и библиотеки Мусина-Пушкина Макаров также объявляет недоказанными. При этом Макарова нисколько не смущает, что, бездоказательно оспаривая мнение авторитетных историков, изложенное в опубликованных трудах, он сам в подтверждение своего личного мнения неспециалиста не может привести ни одного источника. Позиция весьма характерная для нынешнего руководства КГИОП, когда решающим доводом для принятия решения становится не мнение авторитетных источников и документов, а мнение о них юриста Макарова, основанное исключительно на его личных представлениях.

Но ещё более поражает последний довод Макарова: согласование постановления по мемориальной доске может ... негативно повлиять на рассмотрение судебного дела о законности и обоснованности решения КГИОП от 11.08.2015 № 10-348 об отказе во включение дома 104 в перечень выявленных объектов культурного наследия! Очевидно, по логике господина Макарова, отказ КГИОП согласовать установку доски поможет убедить суд в том, что, раз нет на доме доски, то нет у дома и историко-культурной ценности. Вот такая логика. Очередное заседание Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга по административному иску граждан, оспаривающих законность актов КГИОП по 104 дому, состоится 24 августа 2016 года и теперь обещает пройти при повышенном внимании СМИ и общественности.

Складывается впечатление, что по генерации протестных настроений в Санкт-Петербурге КГИОП и его председатель сегодня вполне способны затмить всю системную и несистемную оппозицию. Может в этом и состоит их сакральное предназначение? Стоит присмотреться.

См. также: Как Яковлев и Явейн снимали с охраны дом, в котором хранилось "Слово о полку Игореве"
См. также: Дом 104 по набережной реки Мойки

Tags: XVIII век, КГИОП, Макаров Сергей, Мойка 104, Мусин-Пушкин, Пушкинский дом, градозащитники, законодательство, обсуждения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments