moykariver (moykariver) wrote,
moykariver
moykariver

Лже-эксперты потревожили в Коломне дух Григория Распутина


Выявленный объект культурного наследия "Дом В. В. Веретенниковой". Английский проспект, дом 3. По этому адресу с октября 1913 г. по февраль 1914 г. жил Г. Е. Распутин.


В свежем "расстрельном списке" выявленных объетов культурного наследия, которые Комитет по строительству Смольного в рамках "программы реновации" территорий Саверной Коломны и Новой Голландии руками лже-экспертов спешно готовит к лишению охранного статуса, наше внимание привлекло величественное здание в начале Английского проспекта. Его государственную историко-культурную экспертизу провёл небезызвестный "эксперт" Трушковский В.Э., 11 августа 2016 года КГИОП выложил отрицательное заключение экспертизы для открытого общественного обсуждения.

Трушковский с высоты своих познаний посчитал необоснованным включение объекта культурного наследия "Дом В. В. Веретенниковой", расположенного по адресу: Санкт-Петербург, Английский проспект, д.3, в государственный реестр памятников истории и культуры народов РФ. Ни как объекта федерального значения, ни регионального, ни муниципального. По его мнению, у дома "не выявлена" мемориальная или архитектурно-художественная ценность. В случае согласия КГИОП с этим скандальным заключением эксперта, дом по действующему порядку будет немедленно лишён статуса выявленного объекта культурного наследия и собственник, инвестор, застройщик вольны будут поступать с ним практически по своему усмотрению.

Удивительно, но в заключении государственного эксперта ни полсловом не упоминается то, что хорошо известно едва ли не каждому жителю или гостю Северной Коломны и даже простому прохожему, оказавшемуся в этом уголке исторического центра Санкт-Петербурга. Достаточно одного взгляда на здание, чтобы отметить его неординарность и изысканное декоративное убранство. Монументальные рельефы, украшающие фасад здания, были выполнены скульптором Н.Х. Рачиным (1876-1938) из портланд-цемента, нового для того времени материала, который только начинал применяться для украшения фасадов зданий. Наряду со скульпторами Л. А. Дитрихом, В. В. Козловым, В. В. Кузнецовым, В. В. Лишевым, В. А. Никитиным, Я. А. Троупянским Рачин работал по проектам архитекторов-неоклассиков, создавая монументальные произведения, не уступающие по своей художественной ценности хранящимся в музейных собраниях.


Фрагмент монументального рельефа на мифологические темы. Скультор Н.Х. Рачин. 1912-1913 гг.

Монументальный декор «Дома В. В. Веретенниковой», на Английском пр., 3, относится к наиболее известным работам скульптора. Другим примером декоративного оформления Н. Рачиным петербургских домов с использованием новых материалов на основе цементных смесей служит «Дом П. П. Баранова» (5-я Красноармейская ул., 12-14 - ул. Егорова, 18 - 6-я Красноармейская ул., 9-11). В 2001 г. "Дом П. П. Баранова", как и "Дом В. В. Веретенниковой", был включён КГИОП в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность», а в 2009 году был включён в государственный реестр как объект культурного наследия регионального значения. Но об этом в заключение Трушковского В.Э. ничего не сказано.

И с мемориальной ценностью у здания не всё так бедно, как пытается представить Трушковский. Хозяин дома, генерал-майор Алексей Порфирьевич Веретенников - личность незаурядная. Известный военный инженер, он происходил из потомственных дворян Петербургской губернии, родился в Иркутске. С 1889 г. состоял гласным Петербургской городской думы, председателем городской комиссии по водоснабжению. Веретенников был инициатором проведения в столицу ключевой воды с Царскосельских высот, устройства водопровода из Ладожского озера. Впоследствии был Киевским (1906) и Костромским (1906-1910) губернатором.



Алексей Порфирьевич Веретенников (1860-после 1917)

Известно, что среди первых жильцов дома был скульптор Рауш фон Траубенберг, работавший на Императорском фарфоровом заводе.
А в октябре 1913 года в только что построенном доме в квартире № 10 на пятом этаже поселился с семьёй Григорий Распутин. Веретенников, будучи расположенным к старцу, предоставил ему просторную квартиру телефоном (№ 64-646) за весьма умеренную плату. В этой квартире Г. Распутин прожил по февраль 1914 года. Сюда приезжал весь Петербург. Дочь Г. Распутина вспоминала впоследствии, что «по праздникам зачастую вся улица была запружена людьми. Повсюду стояли машины и экипажи, представители низких слоев общества вытягивались в длинные очереди. В такие дни жители дома насчитывали до нескольких сотен гостей». В другом сохранившемся описании даётся более подробная картина: «В большой квартире одного из домов Английского проспекта живёт со своей семьёй Григорий Распутин. У подъезда моторы, кареты, экипажи… В ожидании “господ” толпятся ливрейные лакеи… Наконец, дверь распахивается и в приёмной появляется Распутин. […] При его появлении все почтительно встали и начали поочерёдно подходить и лобызаться с хозяином, причём многие целовали руки, другие рукав, а третьи благоговейно прикладывались к подолу рубашки. Сказав всем несколько тёплых радушных приветствий, Григорий Распутин извинился и, указав на переднюю, сказал: – Пойду пока к тем просителям; давно уже ждут…».

Судя по всему, ни архитектурно-художественная, ни мемориальная, ни градообразующая ценность здания эксперта Трушковского не занимала, и даже мешала. Впрочем, дождёмся решения КГИОП по этой экспертизе и представленным на неё замечаниям, некоторые из которых показались нам не менее интересными, чем исторические изыскания.

В частности, рецензенты указывают на незаконность привлечения Трушковского к проведению государственной экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Дом В. В. Веретенниковой». Поскольку Трушковский "не имеет стажа практической работы по профилю экспертной деятельности не менее 10 лет", как того требует подпункт а) пункта 7 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569. Очевидно, это отсутствие опыта в сочетании с неприкрытым заказным характером экспертизы и не позволило Трушковскому разглядеть архитектурно-художественную и мемориальную ценность объекта экспертизы. Следствием этих нарушений, по мнению рецензентов, стала необъективность выводов экспертизы.

Кроме того, рецензенты указывают на очевидный конфликт интересов у Трушковского. Так, на стр.3 Акта ГИКЭ перечислены документы, подлежащие обязательному включению в состав Акта ГИКЭ. Среди них копии договоров, заключённых между заказчиком и экспертом. Упомянутые договоры на сайте КГИОП не опубликованы, что само по себе должно рассматриваться как нарушение подпункта ж) пункта 19 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569. На стр.1 Акта ГИКЭ в качестве заказчика экспертизы назван «Комитет по строительству». По смыслу Акта ГИКЭ заказчик привлёк для проведения экспертизы юридическое лицо - ООО «ЛенСтройУправление», генеральным директором которого является Трушковский В.Э. Из чего следует, что после заключения контракта № 12/ОК-16 от 01.04.2016 (на сайте КГИОП для ознакомление не представлено, что является нарушением подпункта ж) пункта 19 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе») у Трушковского В. Э. как генерального директора, соучредителя и совладельца ООО «ЛенСтройУправление» возникли имущественные обязательства перед заказчиком экспертизы «Комитетом по строительству». В дальнейшем Трушковский В. Э. в качестве эксперта подписал Акт ГИКЭ и в качестве генерального директора ООО «ЛенСтройУправление» утвердил Акт ГИКЭ, что лишает выводы экспертизы объективности и независимости. При этом нарушается требование подпункта в) пункта 8 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569, согласно которому «к проведению экспертизы не привлекаются лица, имеющие долговые или иные имущественные обязательства перед заказчиком (его должностным лицом или работником), а также в случае, если заказчик (его должностное лицо или работник) имеет долговые или иные имущественные обязательства перед экспертом».


На основании изложенного рецензенты приходят к выводу, что привлечение Трушковского В. Э. в качестве эксперта для проведения экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Дом В. В. Веретенниковой», расположенного по адресу: Санкт-Петербург, Английский пр., 3, с целью обоснования включения его в реестр  противоречит требованию подпункта в) пункта 8 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569, и ст. 29 Федерального закона РФ N73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и влечёт за собой несогласие с выводами экспертизы, согласно п.30 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», утверждённого Постановлением Правительства РФ от 15 июля 2009 г. N 569, в части «выявление в отношении эксперта, подписавшего заключение экспертизы, обстоятельств, предусмотренных пунктом 8 настоящего Положения».

Кроме того, по мнению рецензентов, Трушковским В. Э. было нарушено требование пункта 10 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», согласно которому эксперт обязан отказаться от участия в проведении экспертизы, если ему известны обстоятельства, препятствующие его привлечению к проведению экспертизы либо не позволяющие ему соблюдать принципы ее проведения, установленные ст. 29 ФЗ-73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». По смыслу пункта 10 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», поскольку вывод Трушковского В. Э. повлиял на результат экспертизы, экспертиза должна проводиться заново и другим экспертом.



Григорий Ефимович Распутин


Рецензенты обвиняют Трушковского в фальсификации Акта экспертизы. Так, указывают они, на стр.4 Акта ГИКЭ в «Перечне документов, представленных заявителем и выявленных в процессе исследования», упоминаются «Сведения о решении органа государственной власти о включении
объекта в перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность». Однако в Акте ГИКЭ этих документов нет. Более того, из Акта ГИКЭ по «Дому В. В. Веретенниковой», представленному для общественного обсуждения на сайте КГИОП, были изъяты страницы со 138 по 144 включительно и со 146 по 148 включительно, что является нарушением пункта 21 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе» и ставит под сомнение достоверность и объективность выводов экспертизы. Среди «утерянных» Трушковским В.Э. документов оказалась Учётная карточка объекта и материалы экспертизы КГИОП 2000 года, которой было установлено, что объект «Дом В. В. Веретенниковой», расположенный по адресу: Санкт-Петербург, Английский пр., 3, обладает историко-культурной и художественной ценностью, достаточной для включения его в перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность. Кроме того, экспертизой 2000 года было подтверждено, что объект «Дом В. В. Веретенниковой», расположенный по адресу: Санкт-Петербург, Английский пр., 3, сохранил своё объёмно-планировочное решение в соответствии с авторским замыслом. В Акте ГИКЭ Трушковским В.Э. эти материалы не привлекаются, не исследуются и не оцениваются, что ставит под сомнение объективность выводов экспертизы. Фактически Трушковским В.Э. при проведении экспертизы не были изучены и учтёны материалы и выводы экспертизы 2000 года, по результатам которых исследуемый объект «Дом В. В. Веретенниковой», расположенный по адресу: Санкт-Петербург, Английский пр., 3, был в 2001 году включён в список выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность. Тем самым Трушковским В.Э. не соблюдён принцип научной обоснованности и объективности, закреплённый ст.29 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», а также нарушены подпункты а), б), в) пункта 17 «Положения о государственной историко-культурной экспертизе», обязывающие эксперта «обеспечивать объективность, всесторонность и полноту проводимых исследований, а также достоверность и обоснованность своих выводов».

К экспертизе Трушковского, потревожившей дух загадочного старца, мы обязательно вернёмся. Здесь же в заключении напомним, что буквально через два месяца исполнится ровно 100 лет со дня его жестокого убийства, произошедшего совсем неподалёку на Мойке. Как не повод серьёзно задуматься о неизбежной ответственности за совершаемое. И примеры-то рядом. Судите сами: не прошло и трёх месяцев с момента, как зам. министра культуры Пирумов Г. и начальник департамента того же министерства Мазо Д. собственноручно подписали сфабрикованный экспертами документ о снятии с государственной охраны фундаментов Литовского замка на набережной р. Мойки, 102, как грянул гром среди ясного неба и оба чиновника оказались за решёткой по обвинению в мошенничестве.


См. также: Дома Северной Коломны - Новой Голландии, которые Смольный хочет лишить охранного статуса
См. также: Минкультуры просят отозвать аттестацию эксперта Трушковского
См. также: Набережная Мойки 102: о Распутине, Мусине-Пушкине, Литовском замке и исторических параллелях


Tags: КГИОП, Новая Голландия, Распутин, Северная Коломна, Трушковский, градозащитники, незаконное строительство, обсуждения, экспертиза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments